Top.Mail.Ru
18+

Барнаул и пожары: из-за грандиозного пожара 1917 года крупнейший город Алтая едва не пошел с молотка.

В один из зимних дней 1917 года барнаульский голова В.Бирюков побывал у министра двора графа Фредерикса с прошением (может, и в ноги бухнулся) - одолжить Барнаулу в связи с его тяжелейшим финансовым положением хоть сколько-нибудь деньжат.

Только еще таких просителей высокому сановнику, два десятка лет возглавлявшему Кабинет, не хватало! В Петрограде уже начались забастовки, у булочных выстраивались голодные очереди... Но граф, сухощавый, по-армейски подтянутый почтенный старец, распорядился выделить барнаульцам беспроцентную ссуду в 100 тысяч рублей на пять лет (это было как бы не последнее распоряжение Фредерикса в ранге министра, уже вскоре ему придется скрепить своей подписью Манифест об отречении Николая II от престола). Можно предположить, что, возвращаясь тогда домой, городской голова ломал голову над тем, какие прорехи (а их было столько - не перечесть!) в бюджете надо прежде всего заткнуть кабинетской ссудой.

С началом Первой мировой, принесшей непредвиденные расходы (только одних беженцев пришлось обустраивать тысячами), финансовые дела пошли в разнос. Не рассчитавшись по прежним займам, барнаульские власти решились на новый огромный заем в один миллион 451 тысячу рублей (это равнялось трехгодичному городскому бюджету!) и залезли уже в такую долговую яму, что город едва не пошел с молотка - Бирюков, возглавивший думу и управу весной 1916-го, смог, прогибаясь перед столичными чиновниками, отсрочить на какое-то время торги по продаже барнаульских земель, находившихся в залоге.

В 1914-м скопившиеся в Барнауле призывники, поддержанные частью населения, устроили погром магазинов и винного склада. От этих бесчинств сгорело много домов, убытки составили 4,5 миллиона рублей, что сильно ускорило сползание города в финансовую пропасть. Дошло до того, что дума постановила взимать с каждого владельца собаки до 3 рублей и даже ввела сбор с владельцев домов, имевших крыльцо (по 50 копеек с квадратного аршина в жилых постройках и 1 рубль - в торговых).

За период с 1893-го по 1917-й в Барнауле произошло 463 только крупных пожара - это был общероссийский печальный рекорд!

Согласно старому барнаульскому справочнику, в 1909-м доходы города составили немногим более 335 тысяч рублей - в расчете на каждого жителя это был самый куцый бюджет для сибирских городов. И тем не менее и тогда, и в последующие годы дума ежегодно расходовала до 10 процентов бюджетных средств на содержание пожарной команды, насчитывающей в своем штате 50 человек. У них в распоряжении было более 60 самых рысистых лошадок, полтора десятка пожарных наливных машин и прочая оснастка. Существовало еще в городе Вольное пожарное общество (в нем одних только рядовых бойцов было более 200), возглавляемое самыми уважаемыми на Алтае людьми, так, с 1900-го его председателем был генераллейтенант В.Болдырев. Кстати, Вольных пожарных команд во всей Сибири было наперечет. Городская дума неоднократно выражала благодарность храбрецам, несшим нелегкую и опасную пожарную службу, включая и общественников из Вольного общества. Так почему же, спросите, по количеству пожаров Барнаул был, вероятно, впереди России всей?

По первому генеральному плану Барнаула от 1785 года в горном граде жилые дома строились вдоль основных улиц через 21 метр. Вот такое было для них приволье!

Но в последующем кварталы все больше уплотнялись, особенно в центральной части, понятно, самой престижной.

С 80-х годов XIX века до 1907-го население Барнаула почти удвоилось, с 17 до 30 тысяч, городу нужно было определиться со стратегией дальнейшей застройки.

Но только в мае 1915-го местная дума утвердила планировку усадебной части города, по которой новые жилые кварталы предполагалось прежде всего достраивать между Московским проспектом и Конюшенным переулком (т. е. Красноармейским проспектом), и город удлинился бы в северном направлении. Кроме того, предполагалось застроить берег Оби промышленными предприятиями и складами, в городе должны были появиться еще 8(!) торговых площадей, в частности, от 5-й до 8-й Алтайских улиц, по современному - от Папанинцев до Шевченко, между Красноармейским и Ленинским... То есть Барнаул бы разуплотнился и заодно бы и озеленился - в том месте, где сейчас технический университет, Московский проспект, как проектировалось, облегал бы парк в 33 десятины... Но это был запоздалый план, ведь уже шла 1-я Мировая, а дальше - Гражданская война... Между тем центральная часть города все также неуправляемо застраивалась, включая и так называемые "Лужки" (средоточие улиц Чехова, Мало-Тобольской и пересекающих их переулков), где селились мастеровые и отставные солдаты семьями. Из-за своей сильной скученности часть "Лужков" также выгорела 2 мая 1917-го.

Результаты последовавшего разбирательства по выяснению причин пожара неизвестны (было арестовано около 200 человек по подозрению в поджогах и мародерстве).

Петербургский журнал "Пожарное дело", опираясь на одну из версий барнаульских следователей, сообщил: "Пожар начался в полуразрушенной бане Быкова (как его звать-величать - не указывалось. - В.Н.) между Томской и Бийской улицами..."

Впоследствии один из уважаемых барнаульских историков-краеведов посчитал, что речь шла о тогдашнем городском брандмейстере (начальнике пожарной команды), он-де и сжег город. Этакий барнаульский Герострат. На мнение этого краеведа до сих пор ссылаются... Между тем из старого барнаульского справочника следует, что в городе тогда могли проживать как минимум трое Быковых - Иван Викторович (брандмейстер), Борис Михайлович (чиновник по землеустройству) и Панфил Давыдович (владелец экипажной мастерской)...

Тут напрашивается, что в майской катастрофе 1917 года повинны прежде всего городские власти, строительная комиссия думы, допустившие, чтобы в центре Барнаула дома возводили впритык друг к другу, зачастую даже не разделяя толстыми кирпичными брандмауэрами - противопожарными стенами. Впрочем, при сильном ветре и они бы не спасли...

"Каждый барнаулец при слове "строительство", - писал работник Губсовнархоза В.Аристов в статье "Строительство в Алтайской губернии" ("Красный Алтай" за 29 января 1920 г.), - думает, что дело должно идти о восстановлении сгоревшего города Барнаула и в особенности о громадном здании б. Смирновского пассажа.

Я должен разочаровать его. Сейчас важнейшей задачей Комгоссора (местный комитет государственных сооружений. - В.Н.) является дорожное строительство. Барнаул сможет еще год потесниться в оставшихся после пожара лачугах. Но разрыва губернии на куски вследствие плохих дорог терпеть нельзя". Конечно же, еще отнюдь не год пришлось тысячам погорельцов "тесниться в лачугах". Даже и в 30-е ситуация с жильем в Барнауле была просто катастрофической.

Владимир Нейштадт, газета "Алтайская правда", 15.01.2009
Регистрация / Вход

Администрация сайта призывает пользователей соблюдать правила комментирования

Комментариев 5
Кому бы

15.01.2010 10:05

сейчас продать этот город? Вместе с системой управления.
Очень зловещие аналогии

15.01.2010 10:50

И с чего бы этому материалу не появиться в "АП" раньше или позже - к более "округлой" дате?
Искателю аналогий

15.01.2010 11:20

Намекаете на диверсантов очень высокопоставленного чиновника, рыщущих по ночам по Барнаулу и пытающихся размораживать дома? Ээээ, вы поосторожнее. Это вам не отсавной брандмайор.
Германофил

15.01.2010 15:26

А Нейштадт - это немец или еврей?
Филу

15.01.2010 16:40

Человек, "повернутый" на шахматах скорее второе, чем первое
Календарь
/ /
01.03.2024