Календарь
/ /

Алексей Бракоренко

главный врач Заринской ЦГБ

«К нам стали относиться, как к парикмахерам»

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой! И нажмите:

Система Orphus



Loading...

Доклад пастора Александра Франца об истоках современного лютеранства в России и на Алтае.

29-30 марта в Москве состоялась конференция российских лютеран, организованная Евангелическо-Лютеранской Церковью Аугсбургского Исповедания (ЕЛЦ АИ). В своем докладе "Опыт церковного строительства в алтайском регионе" первый заместитель епископа ЕЛЦ АИ, епископ Александр Франц, возглавляющий старейшие в России немецкие лютеранские общины на Алтае, разграничил понятия "русско-немецкая лютеранская традиция", назвав последней именно традицию российских немцев, и неолиберальные идеи современных "германцев", приносящих на российскую землю чуждые традиционному христианству сомнительные ценности.

Братья и сёстры! Коллеги и гости! Все, те кто по Божьему проведению оказались на этой конференции: мир вам!

Тема, на которую я сегодня могу говорить с вами, заявлена пафосно и звучит бравурно - это "Опыт церковного строительства в алтайском регионе. Перспективы развития", но это еще и то, что волнует меня не только как Первого заместителя Епископа Церкви, но и меня как человека с Алтая и из этого народа, это среда, общность, которая меня воспитала.

Я вообще присоединился к Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания не ради того, чтобы иметь трибуну, с которой можно делиться успехами или слушать чьи-то другие победные реляции. Я присоединился, прежде всего, чтобы вместе, в духовной единстве, помогая друг другу, мы могли жить и развиваться. Не читать отчеты о своих достижениях, но обсуждать планы совместной работы. Не поучать других, но искать совета и помогать, когда об этом просят.

Поэтому и то, что сейчас буду говорить, это не набор свершившихся и пережитых в "отчетный период" фактов, а скорее мои размышления, которыми я имею желание и возможность поделиться с вами, и, главное, на которые хотелось бы услышать ваши ответные слова, ваши суждения, увидеть вашу реакцию.

Начну с экскурса в историю.

Немцы появились на Алтае уже в первой четверти XVIII века. Малочисленная группка высокооплачиваемых горных инженеров и мастеров, приглашенных работать по контракту в этом медвежьем диком углу, почти на окраине Российской империи. И что сделали эти люди по приезду сюда? Во-первых снискали себе славу настоящих специалистов, не подвели своих нанимателей, оправдали надежды, наладили горные разработки и выплавку металлов, большей частью - серебра и золота. Во-вторых, не уехали назад, когда истекли их контракты, а так и остались здесь навсегда, не испугавшись жизни на краю, так сказать, обитаемого мира, цивилизации. И вот вопрос: что дало им храбрости сначала приехать в далекую Россию, потом сил обустроить здесь заводы, горнозаводские школы, библиотеки, выучить русский язык, и, в конце концов, став успешными и уважаемыми людьми, остаться, обзавестись семьями и потомством, укорениться в этих местах? Не смалодушничать, не облениться, не сжульничать, не спиться, не сбежать назад - что придавало им смелости и силы? Я думаю - Бог! Бог давал им всё это и Он же вёл их по жизни!

Лютеранская церковь в старинном селе Новотырышкино на Алтае.



Подтверждением этой моей догадки служит тот факт, что уже практически с основания города Барнаула, с 1735 года, эти люди, в основном немцы-саксонцы-лютеране, сами (!), без толчков и подсказок со стороны, создали здесь церковную общину. А вскоре построили и первую кирху, деревянную. Я был на ее раскопках в 2005 году, видел всё своими глазами, с удивлением и уважением прикасался к сохранившимся частям стен. Здесь вели богослужения, в разное время, жившие на Алтае, пасторы:

- с 1751 года - саксонец из Зорау, сын профессора горного дела, Иоганн Готлиб Леубе;

- с 1764 года - швед, академик Шведской Королевской академии наук, Эрих Густав Лаксман;

- с 1814 года - дальний родственник Мартина Лютера, Пауль Мевиус;

- с 1842 года - остзейский немец, выпускник теологического факультета Дерптского университета, Андреас Эдуард Тецлав;

а еще Леонард Гессе, Рудольф Дальтон, Адальберт Леста.....


Перечислять можно долго. Даже в том, я уверен, неполном списке, что я смог восстановить по архивным источникам, я уже шестнадцатый (!) по счету барнаульский лютеранский пастор.

Это служение Богу, однажды, в далеком XVIII веке, начатое на Алтае, в дальнейшем уже никогда не прерывалась.

С конца XIX - начала XX века к местным немцам-лютеранам добавились единоверцы: немцы - выходцы из Поволжья, поехавшие осваивать алтайские славгородские степи из-за малоземелья в местах исконного проживания. Одно из первых сёл, ими основанных на Алтае еще в 1894 году (!) - Подсосново - процветает до сих пор!

У нас эту группу в несколько тысяч человек традиционно называют столыпинскими немцами. Они также приезжали и селились отнюдь не в обжитых и обитаемых местах. Голое поле, целина. Рыли землянки для зимовки, весной пахали землю, сеяли, копали колодцы, а когда оставалась время, обустраивались, начинали строить капитальные дома, и опять же, церкви! Какое немецкое село можно было тогда представить без лютеранской церкви?! Ведь знали же люди, что без Бога никуда! "Gott mit uns! Бог с нами!" - говорили они. "А будет Бог на нашей стороне - у нас всё будет!" - это была их уверенность и упование.

За многочисленностью таких убежденных прихожан сформировали даже целый церковный округ, отнесенный, как и остальные сибирские территории, к Московской консистории.

Но и на этом, в хорошем смысле, экспансия лютеран на Алтай не закончилась. Как говорится, не было бы счастья да несчастье помогло, депортировали осенью 1941 года в Алтайский край почти 100 тысяч российских немцев из ликвидируемой властями Республики Немцев Поволжья. Вроде бы граждан атеистической страны Советов, а как оказались они в нечеловеческих условиях, поставленные на грань голодной смерти так и вспомнили и Father Unser и Das Glaubensbekenntnis, и Отче наш и Символ веры. И на колени перед Богом снова стали учиться вставать!

Пастор Франц в стенах лютеранского храма.



Кого-то из них - женщин с малолетними детьми, немощных стариков - рассовали по колхозам, а кого-то - мужчин - загнали за колючую проволоку, валить лес, работать в шахтах. Там они, эти мужчины, и стали снова молиться, в бараках, где лучшим местом для размышления над Божьим словом были нары возле печки-буржуйки. А женщины с детьми - молились дома, как моя родная бабушка, Екатерина Каспаровна, которая собирала у себя в сибирской избушке таких же как она матерей и пела с ними на немецком языке псалмы, читала вслух Библию, чтобы найти утешение и поддержку в Боге. Говорила, что только этим и выжили!

А потом и вовсе хорошо стало, послабление вышло, с 1953 года из лагерей на волю выпускать стали, а с 1956 года даже разрешили в города переселяться из сельской местности. Но немцы крепко запомнили этот 12-тилетний лагерный урок и Кто их спасал в этих гибельных ситуация, и как только смогли стали создавать явочным порядком свои лютеранские общины, на новых местах проживания.

Одна такая община возникла в так называемые хрущевские времена в шахтерском городке Прокопьевске, в соседней с Алтаем Кемеровской области. Община большая, существует до сих пор, во главе со священнослужителями, именуемыми по братской пиетической традиции Старшими братьями, Alte bruder. Некоторых из них, например, Альфрида Ротэрмеля, кого рукополагали на служение в сталинском лагере Старшие братья, несшие служение еще до войны на Волге, я успел застать. А Старший брат Эммануил Бетц, наследник Ротэрмеля, крещенный и рукоположенный им и перенявший от него служение в качестве Старшего брата Западно-Сибирского региона, в более привычном сейчас варианте это называется пробст, совместно с другими братьями рукополагал на служение уже меня. Десять лет тому назад.

Ровно столько времени прошло с того дня как я возглавил нашу барнаульскую лютеранскую общину, явочным порядком вышедшую из подполья в 1954-56 гг. И далее существовавшую, несмотря на противодействие местных властей. Да, им приходилось менять адреса богослужений, прятать при обысках духовную литературу, объясняться в "органах", выслушивать угрозы штрафов и тюрьмы в свой адрес. Об этом мне рассказывали пожилые прихожане, очевидцы тех событий, как Старшие братья, руководители барнаульской пиетической лютеранской общины, Иоганн Лаук и Иоганн Фогель, люди большой веры и силы духа, с упорством отстаивали у власти право собираться и молиться Богу. Скупые протоколы их допросов - "профилактических разъяснительных бесед в компетентных органах" я читал сам, по прошествии времени.

Я останавливаюсь на таких моментах сейчас с одной только целью, чтобы напомнить, что христианская лютеранская вера всегда жила в российских немцах, периодами то поднимаясь к небу как пламя, как это было во время Великого Пробуждения на Волге, то тлея угольями под спудом советской атеистической власти. И во все времена находились люди, кто поддерживал, не давал угаснуть этому божественному огню в соплеменниках. Пиетическая традиция, вывезенная немцами еще из Германии, почти 200 лет сохранялась сначала на Волге, при царях, дополняя официальную иерархическую Лютеранскую Церковь Империи, а с ее гибелью в 30-х годах XX века, продолжила существование в братских общинах, подпольных и полуподпольных, в зависимости от своего местонахождения и реакции властей. Именно такие братские пиетические общины, существуя во все времена, и не дали умереть лютеранству в России.

И когда сегодня кто-то говорит, что братское пиетическое движение в лютеранстве - это следствие уничтожения советской властью официальной Лютеранской Церкви, дескать "деваться было некуда, пасторов уже не было, церковные здания конфискованы, вот и стали они собираться по домам, где придется, с какими-то самозваными Старшими братьями" - на это я хочу ответить прямо и резко, что это ложь или глупость, проистекающая из незнания исторических фактов. А они, эти факты, подтверждают нам, что братская пиетическая традиция в российском лютеранстве существовала всегда, и при царской и при советской власти, есть она и сейчас. Только кто-то не хочет ее замечать, когда ему это невыгодно.

И когда говорят об исторической преемственности в лютеранстве России, я могу со всей уверенностью заявить, что самые подлинные наследники, самые верные и самые аутентичные ее носители - это братские пиетические общины. Я напоминаю об этом исключительно с целью восстановления исторической справедливости!

Да, во времена Российской империи существовали еще и приверженцы так называемой "высокой церкви", главным образом в Петербурге и Москве, люди, как правило, из среды аристократии, чиновничества и столичной интеллигенции. Но давайте взглянем правде в глаза и признаем, что подавляющее большинство лютеран, особенно из тех, что проживало в сельской местности, на Волге, на Украине, в Сибири, были пиетистами, уделявшими внимание больше своим внутренним переживаниям Бога, благочестивому образу жизни, а не обрядовой стороне храмового служения и тонкостям теологической мысли. И именно это, если так можно выразиться, крестьянское, мужицкое пиетическое лютеранство, преобладая численно тогда, смогло выжить и потом, при гонениях советской власти, которые не пережила "высокая церковь". И такому по-крестьянски упорному пиетическому лютеранству мы сегодня должны воздать по заслугам. Начиная с так называемых перестроечных времен я, сначала как прихожанин, а потом и как Старший брат - пастор, отстаиваю право первородства и преемственности, наследственные права, если хотите, братских пиетистов-лютеран в России.

К сожалению, надо признать, это плохо удается. Не со зла, но многие приезжие миссионеры из зарубежных евангелических лютеранских Церквей, главным образом германских, внедряют здесь у нас свои же современные германские модели, свое либеральное видение развития российского лютеранства. Плохо это или хорошо?

По - моему мнению это плохо, потому, что:

- во-первых, эти современные либеральные модели уже привели к плачевным результатам на их родине в Европе, количество прихожан там из года в год сокращается и церкви закрываются;

- во-вторых, перефразируя русскую пословицу, скажу "что для европейца германца церковного либерала хорошо, то для российского немца - смерть", иначе говоря, непризнание уникальности исторического пути развития российского лютеранства в его братском пиетическом духе и борьба с ним, подмена его либерализмом, есть смерть для всей лютеранской церкви в нашей стране. Случись такое, и после этого останется только переименовать действующие лютеранские кирхи в филиалы зарубежных либеральных Церквей-побратимов. Возможно, такое бы уже в отдельных местностях России и произошло бы, но наше законодательство этому пока формально препятствует;

Таким образом, повторюсь, неиспользование исторического опыта российского пиетического лютеранства грозит сегодня либо полным угасанием деятельности Лютеранской Церкви в России либо превращением ее в неформальный филиал какой-нибудь германской евангелической, в либеральном духе лютеранской, церкви.

Не желая ни первого, ни второго, братские пиетические лютеране и присоединились к Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания, имея намерения как сохранить себя в этой церковной структуре, так и помочь развитию, сохранению своего уникального исторического лица, для всего современного лютеранства в России.

На сегодня, по моему мнению, только (!) Евангелическо-Лютеранская Церковь Аугсбургского Исповедания может претендовать на звание и место исторической Российской Лютеранской Церкви. Во-первых, потому, что в ее составе есть такие исторические общины, а во-вторых, что еще более (!) важно, она сама в целом является единственно верным и последовательным носителем, приверженцем этих исторических традиций.

Да, безусловно, существуют и другие лютеранские церковные объединения в России, это факт. Как фактом является также и то, что в них сегодня нет того, что мы называем историческим российским лютеранством. Да, исторические здания есть, и облачение священнослужителей, скроенное по лекалам минувших времен, тоже имеет место быть, и звания есть, но, главное нет духа исторического российского лютеранства! Его подмена современным либеральным церковным учением, назовём его для точности, чтобы не было путаницы, германской традицией, никак не может быть признана равноценной заменой, тому нашему историческому пиетическому лютеранству, что для краткости, лучше именовать немецкой традицией, или просто российской лютеранской традицией.

А теперь к главному вопросу - как развиваться российскому лютеранству, как выжить? По-моему мнению, как это и было заявлено в названии нашей конференции - объединяясь! На первом этапе объединяясь дружески, не ставя при этом друг другу никаких предварительных условий. Далее, объединяясь организационно в единую Лютеранскую Церковь России, опять же с терпением снисходя друг ко другу. И наконец, еще далее, объединяясь духовно, изживая из себя всё наносное, всё чуждое нам, российским лютеранам. Только тогда у нас будет успешное и поступательное развитие!

Евангелическо -Лютеранская Церковь Аугсбургского Исповедания уже сейчас предпринимает к этому шаги, мудро кооптируя в свой состав не только новые общины, но и исторические общины братской традиции, в том числе и алтайские, которые я представляю здесь не только как Первый заместитель Епископа, но и как пастор, приходской священник для них.

А наши силы на Алтае слабы и сделано, надо признать, пока мало, но у нас есть хороший задел для будущего - наше историческое наследие, наш пиетический дух, и самое важное, его живые носители.

Это общины как краевого центра - города Барнаула, о которой я уже рассказывал, так и община села Новотырышкино в окрестностях всероссийского курорта Белокуриха, где на деньги выходца из этой общины были построены в одном селе, не удивляйтесь, сразу две церкви - православная и наша лютеранская. Мы освящали ее с епископом Константином в сентябре прошлого года.

Обе церкви стоят практически друг на против друга, так что я могу стоя у своей кирхи приветствовать взмахом руки православного священника, стоящего у своей церкви. И прихожане у нас, в Новотырышкино, так уж вышло, двух национальностей. В каждой церкви есть и русские люди и российские немцы. Поэтому и богослужение я веду сразу на двух языках, на русском и на немецком, и песни мы поем по-русски и по-немецки.

А еще этот же добрый человек, Александр Бернгардт, с родными братьями, старшим - Виктором и младшим - Анатолием, на свои же деньги построили в селе два музея, русской культуры и немецкой. И стоят они тоже рядом. Это ли не пример мирного сосуществования народов и вероисповеданий? Сейчас, объединив усилия, мы мечтаем построить новое здание церкви для барнаульской общины, взамен обветшавшего старого.

Также в планах помощь нашим общинам и единоверцам - пиетистам-лютеранам в селах Немецкого национального района на Алтае, это: Подсосново, Камыши, Кусак, Николаевка. Все они должны влиться в нашу общую Евангелическо-Лютеранскую Церковь Аугсбургского Исповедания, как Церковь историческую, т.е. признающую нашу российскую лютеранскую традицию. Помимо сёл Немецкого национального района есть еще верующие ждущие нашей помощи и желающие объединяться с нами в городах Алейске и Бийске. Надеемся мы и на присоединение общины города Прокопьевска Кемеровской области.

Планов у нас много. Мы обсуждаем их с добрыми и отзывчивыми людьми, такими как уже упомянутая семья Бернгардт, и другими. Такими и как генеральный консул Федеративной Республики Германия в Новосибирске, господин Найтхарт Хёфер-Виссинг, который был у нас этой зимой в гостях, в нашей кирхе в Новотырышкино и обещал свое посильное участие.

Почему я надеюсь, что планы по дальнейшему созиданию нашей большой Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания сбудутся? Почему я вижу перспективы ее развития в Сибири в целом и на Алтае в частности?

Потому, что во-первых, у нас есть здесь хороший базис, наши корни. Когда говорят об историчности присутствия той или иной Церкви в каком-либо месте, о каноничности прав на отдельную территорию, про Алтай я могу сказать однозначно - это наша лютеранская земля!

Она наша в равной доле с Православной Церковью, потому, что лютеране и православные пришли сюда вместе, в одно и тоже время, и осваивали ее вместе, вместе обливаясь потом и натирая мозоли.

И первым начальником над Алтаем, поставленным сюда именным указом императрицы Елизаветы Петровны, первым, кто отдал приказ построить здесь православную церковь, был, как тогда это именовали, главный командир Колывано-Воскресенских заводов, саксонец Андреас Беэр, он же прихожанин барнаульской лютеранской общины.

Под его же наблюдением в 1750 году из местного алтайского серебра была изготовлена рака для мощей Александра Невского, которая сейчас хранится в Эрмитаже. Разве это не пример добрососедской жизни и совместной работы во благо общей малой Родины - Алтая и большой Родины - России?

А еще на Алтае проживает сегодня почти 80 тысяч российских немцев, после русских - это второй по численности народ региона. Народ с хорошими пиетическими лютеранскими корнями.

И второе, что, по моему мнению, дает нам перспективу для развития - это то, что мы придерживаемся именно исторической традиции российского лютеранства, традиции местной и потому не вызывающей отторжения у людей. Традиции пусть кто-то скажет консервативной, но зато полностью согласующейся с Библией, а значит, такой какой наш Господь будет благоволить и поддерживать!

А закончить я бы хотел словами российского лютеранского епископа С. Фрайфельдта, который в тяжелое время неопределенности и преследований за веру, в 1921 году, сам находясь под угрозой ареста, тем не менее, адресовал всем пасторам России свой призыв к единству и к работе во благо Церкви: "Единство укрепляет снаружи и внутри и как это необходимо, особенно в настоящий момент, когда наша церковь похожа на корабль в бурю, который могучие волны грозят потопить. Поэтому - свистать всех наверх! Робеть или падать духом мы не хотим, чтобы Господь не упрекнул: "Вы маловерны, почему так трусливы? Этот корабль уже выдержал штормы, которые бушевали еще страшней, чем нынешний. Ведь беда не сильнее, чем помощник! Должен лишь наступить его час, и тогда станет совсем тихо, и солнце снова прорвется сквозь темные тучи".

Это как раз то, что нам сегодня не хватает, чтобы мы найдя в себе мужество, обрели бы и единство и собравшись на одном корабле, на борту нашей объединенной Российской Лютеранской Церкви, вместе бы выдержали любые штормы, чтобы, наконец, из -за расступившихся туч, увидеть солнце нашей надежды, нашего верного и сильного Помощника, нашего Бога!

Да будет так! Амен.

Ваш брат во Христе, пастор для общин г.Барнаула и села Новотырышкино Алтайского края, Первый заместитель Епископа Евангелическо - Лютеранской Церкви Аугсбургского Исповедания, Александр А.Франц

Администрация сайта призывает пользователей соблюдать правила комментирования

Имя

Вы также можете авторизоваться для комментирования или использовать свой профиль «ВКонтакте» или Facebook.

Комментарий

{{message}}
{{error}}
Комментариев 5
Кстати

03.04.2012 13:38

Сан Санычу стоило бы уточнить, что "швед, академик Шведской Королевской академии наук, Эрих Густав Лаксман", наверное, принял православие, если стал именоваться позже "Кириллом Густавовичем"?
Андрей

03.04.2012 13:55

Бог в помощь, Сан Саныч!
о Лаксмане

03.04.2012 15:42

Лаксман был ординарным академиком "по экономии и химии" Российской Императорской Академии наук (с 1770 г.)
Жанна Иванова

18.10.2013 15:57

Александр, как найти Вашу общину в Барнауле?
Александр

03.08.2016 19:23

Александр Франц добавил 16 новых фото.
5 ч​ ·
Евангелическо-Лютеранская Церковь города Барнаула просит материальной помощи для ремонта своего церковного здания. На ремонт требуется 150 тысяч рублей.
Будем рады любой сумме пожертвований.
Номер банковской карты, куда можно перечислить пожертвования: № 4244 3673 6826 0486 Ак Барс банк.
Франц Александр Александрович
Barnaul Evangelical Lutheran Church searching for material help.
We are asking you to help us repair Church building. We need 150 000 RUB.
Account for donations:
VISA card № 4244 3673 6826 0486
АК БАРС БАНК (AKBARS bank) Убедительная просьба - ПРИСОЕДИНИТЬСЯ И ОКАЗАТЬ СВОЁ ПОСИЛЬНОЕ УЧАСТИЕ В ЭТОМ ОЧЕНЬ ВАЖНОМ И НУЖНОМ ДЕЛЕ! Ув.Друзья! Данное обращение, я сегодня разослал в более чем 50-ти адресатам, как на их конкретные сайты, так и во многочисленные немецкие группы, в том числе и в Германии. Удачи нам всем и терпения! Мой эл.адрес: feyler49@mail.ru