X
18+

лидер алтайских национал-большевиков дмитрий колесников: "я не убеждал в камере никого - не воруй, не убивай. каждый порядочный арестант уважает внутренную свободу другого".

Как сообщалось, на днях на Алтае впервые с 80-х годов прошлого века возникло уголовное дело политической направленности - группа молодых людей, состоящих в рядах возглавляемой писателем Эдуардом Лимоновым Национал-большевистской партии, была привлечена в качестве обвиняемых по уголовному делу. Пока речь идет о двух юношах и о вмененной ст. 213 УК - хулиганство, определяющей наказание до 2 лет лишения свободы. Однако, представители ГУВД края уже официально высказались о том, что эта статья слишком мягка для совершенного этими преступниками. А совершено было следующее - в ночь с 9 на 10 апреля на ряде зданий в центре Барнаула появились логузги антиправительственного и антиамериканского содержания. Именно лозунги и стали причиной того, что впервые за 20 лет на Алтае могут появиться политзаключенные (в орбиту следственных действий вовлечено до 10 молодых людей, каждому из которых в любой момент может быть предъявлено аналогичное обвинение).

Проверив свои архивы, редакция готова подчеркнуть еще раз - аналогичные преследования за политическую деятельность не были отмечены в крае ни в конце 80-х, когда противники коммунистического режима выступали против него, ни в начале 90-х, когда левые, оказавшись в оппозиции, пытались вернуть потерянные позиции. Это выглядит необычно, но при всех идеологических и персональных изменениях среди руководителей региона, им всегда хватало мудрости отказаться от казалось бы простого решения - затолкать за решетку своих политических противников приписав им...да хотя бы то же банальное хулиганство. Первые секретари крайкома сменились на губернаторов, проходили многочисленные митинги, пикеты и агитационные акции как правых так и левых, однако ни один их организатор (а многим из них зачастую отказывало чувство меры и призывы их выглядели очень обидно для власти) ни оказался за решеткой. Может быть именно поэтому в регионе за столь же долгий период не был отмечен ни один случай массовых беспорядков на политической почве? Но вот, эта традиция, безусловно добрая традиция политического консерватизма нарушена. Встает вопрос ради чего, и ради кого?

Сегодня мы представляем вам главного обвиняемого и потенциально первого политзаключенного Алтая лидера нацболов Дмитрия Колесникова.

Фигура Колесникова появилась на алтайском политическом небосклоне пару лет назад. Первоначально косноязычно выражавшийся молодой человек вызывал у мэтров алтайской политики лишь снисходительную улыбку. Серьезности в отношении к нему и его последователям не добавляли и скандальные истории, в центре которых регулярно оказывались нацболы. Апофеозом их стал, казалось бы, явно мифологический рассказ о ночном похищении Колесникова бывшим старшим оперуполномоченным УФСБ по краю капитаном Ждановым, вывезшим его на кладбище, и там, среди мрачных могил попытавшегося завербовать. Когда же Колесников отказался, брутальный чекист инсценировал его расстрел. Парадоксально, но эта история практически полность подтвердилась и сейчас даже ФСБ неофициально именует своего бывшего коллегу "паршивой овцой".

Сейчас Дмитрию Колесникову 21 год и он явно сформировался в политика нового типа - у него мало что есть материального и тем самым он достаточно свободен от влияния государства. Колесников родился в Барнауле, прожил здесь всю жизнь. Семью его, пожалуй, можно отнести к "нижнему среднему классу", как выражаются американцы: отец - токарь на заводе, мама - чиновник. Учиться, по словам Колесникова, ему никогда не нравилось - тем не менее, он был студентом в Машиностроительном колледже, год отучился в АГУ на политолога, а затем закончил Професиональный лицей N12, где получил диплом радиомеханика по ремонту и обслуживанию радиоэлектроники и офисной техники. Партийная деятельность занимает в его жизни большую часть времени, и поэтому работа представлена там лишь на втором плане - молодой политик лишь иногда занимается работами по отделке помещений в составе частной строительной бригады. Не хватает времени (а может быть и желания) на личную жизнь - вопрос о наличии жены он встретил с кривой ухмылкой. Впрочем, согласно партийной прессе, нацбол - всегда сексуален и готов к подвигам, что при наличии группы поклонниц этой партии среди барнаульских школьниц и студенток вполне достижимо.

Тем более, что партийный лидер в прошлом - музыкант, входил в состав ряда авангардных команд, где играл на ударных и римт-гитаре. "Ударными я владею получше, чем половина барнаульских музыкантов," - без тени улыбки гордо утверждает Колесников, вспоминая о курсе музыкальной школы по этому профилю. "И вообще у нас в партии много музыкантов - Егор Летов, "Запрещенные барабанщики", творческих людей," - говорит он, явно относя себя к последним.

Рассказывая о своем аресте (после 3 дней отсидки Колесников был выпущен до суда на свободу), он несколько раз подчеркивает - "в ИВС (изолятор внутреннего содержания) меня везли не в простом автозаке, как всякую мелочь, а "спецэтапом" на "Жигулях", в наручниках. Потом зэки знающие объяснили мне, что так перевозят только самых матерых, авторитетных преступников".

ИВС - бывшая Внутренняя тюрьма краевого НКВД, используемая для этих целей с лета 1937 г. Парадокс истории - именно в этом историческом узилище оказался Колесников, одним из любимых лозунгов которого был: "Сталин-Берия-ГУЛаг!". "Там абсолютно ничего не изменилось," - удивленно восклицает молодой политик, своими боками познакомившийся с "настоящей сталинской тюрьмой".

В камере N 2, куда его поместили, уже сидело 4 подследственных - убийца, грабитель и двое воров. Старый вор, опросив новичка, удивился: "Катаюсь с 14 лет по тюрьмам, а политического ни разу не видел".

- Камера размером с небольшую комнату, потолки высокие - постройка 19 века, крохотное окно под потолком, сырость, нар нет и постель не выдают. Арестанты спят вповалку на голом полу - там в углу такое маленькое возвышение типа эстрадки. Голодно там - я за три дня ел один раз, меня постоянно перед обедом на допрос выдергивали, это метод давления такой. А вообще, утром дают чай с хлебом, а в обед перловую кашу и баланду - это жидкий суп с картошкой и немного лука, в котором плавают селедочные головы.

Уголовники, однако, по словам Колесникова, оказались совсем не страшными людьми - хотя в полной мере воровской закон в ИВС, где народ меняется каждый день, не соблюдают, основа его показала себя волей судеб попавшему в этот мир партийному лидеру не с худшей стороны - неоднократно на разные лады он повторяет - "там уважают каждого арестанта, если он не делает плохих поступков". К тому же, Колесников хитро улыбается, - "прокурор кинул запрет, чтобы в тюрьме с нацболов и волосок не упал, так что каждые 15 минут в кормушку заглядывали - цел ли я".

В отличие от героев-большевиков из весьма уважаемых нацболами советских агиткнижек для младшего школьного возраста, в тюрьме Колесников не пытался агитировать своих невольных товарищей. "Я не убеждал никого в камере - не воруй, не убивай. Каждый зэк уважает внутренную свободу другого. Если он стал вором, это его выбор".

Через 3 дня Колесникову, приготовившемуся сидеть в тюрьме до суда, изменили меру пресечения - теперь он ждет окончания следствия на свободе. За несколько дней отсидки он повидал множество милицейских начальников, включая ныне отправленного в отставку главного барнаульского милиционера Николая Турбовца. Опальный полковник поразил нацбола виртуозным владением оборотами русского языка, вопроизвести которые Колесников отказался. "А то еще по судам затаскает," - отметил он, сообщив, что не считает Колю Турбовца создателем дела нацблов. "Наше дело крутится выше, на краевом уровне," - уныло отмечает он. "Насколько я знаю, впервые за много лет создана следственная группа, включающая представителей всех правоохранительных органов края, где нас называют - организованная преступная группа "Национал-большевистская партия".

... Какая судьба ждет Колесникова и его товарищей, пока неизвестно. Во свяком случае, молодым людям надо осторожнее относиться к лозунгам типа "активнее участовать в общественно-политической жизни страны". А может быть губернатор края Александр Суриков, озвучивший этот призыв на встрече с молодежью в символический для советских традиционалистов день 22 апреля, имел в виду какую-то другую "общественно-политическую жизнь" или просто не знал о судьбе этих ее "активных участников"? Не пытаясь предвосхищать решения суда, хотелось бы отметить, что молодежный протест во все времена легко было оценить как хулиганство. И нужна подлинная мудрость, с тем чтобы осторожно пользоваться соблазнами, которые дают возможности власти, не впадая в искушение "обратиться к городовому" для того, чтобы разрешить политический спор. А этот соблазн все более поражает наших чиновников, подбираясь все выше и выше...

Реальная история, случившаяся пару недель назад (фамилии в редакции имеются). Один из ответственных работников крайадминистрации поспорил по нациальному вопросу со своим оппонентом, уважаемым национальным деятелем. Политический спор окончился, прошло время, как вдруг упомянутого оппонента дергает одна из отечественных спецслужб - тут на вас, батенька, пришло письмо от одного чиновника, просят проверить - нельзя ли вас привлечь за что-нибудь. Вот такие нынче нравы среди некоторых обитателей коридоров власти. Что уж тут нацболы, как-то даже смешно и рассуждать о них...

Так что теперь остается только ждать - какие страшные тайны поведает нам следствие по делу ОПГ "НБП", и сколько молодых людей попадет под его пресс. Вот только бы побольше было в числе следователей полковников Турбовцов и поменьше капитанов Ждановых...

Валерий Савинков
Регистрация / Вход

Администрация сайта призывает пользователей соблюдать правила комментирования

Комментариев 0
Календарь
/ /
26.11.2021